Наша с блогом история

Для тех, кто хочет подробно узнать обо мне и об этапах зарождения этого блога

Vypusknoj_filfak_mgu

В далеком созвездии Тау Кита
Все стало для нас непонятно,-
Сигнал посылаем: «Вы что это там?»-
А нас посылают обратно.

Владимир Высоцкий

В далеком начале двухтысячных я была студенткой третьего курса филфака Московского Университета (который МГУ). Славянское отделение, польская группа, сравнительная грамматика славянских языков, пятнадцать славянских литератур одновременно, польская диалектология, обязательный факультатив по польскому синтаксису… Все это было очень интересно. Кто заканчивал любой филфак, знает, чем пленяет это направление. Однако на третьем курсе нам неожиданно предложили получить вторую специализацию — пять семестров дополнительных занятий. Вариантов было несколько, меня заинтересовала загадочная «Теория и практика межкультурной коммуникации». Как любопытно, подумала я и пошла записываться. И все. Назад дороги не было. После первой же лекции блистательной Виктории Владимировны Красных мне пришлось срочно пересмотреть свои филологические интересы.

Года через полтора, ближе к середине четвертого курса, в моей голове уже оформилась тема будущего диплома. Замахнулась я, ни много ни мало, на описание и классификацию «коммуникативных трудностей при общении русских и поляков». Ага. Сейчас мне вспоминается старый анекдот про вступительное сочинение на тему «образ лишнего человека в творчестве Пушкина»: профессору двадцати лет напряженной работы мало, чтоб раскрыть эту тему, аспиранту нужно два года, а «эти дураки сейчас за три часа все напишут». «Этот дурак», то есть в данном случае я, пошел в библиотеку и с ужасом обнаружил, что в библиотеке нет ни-че-го о поляках, польском менталитете, этикете и образе жизни. Ни по-русски, ни по-польски.

Но тема меня уже зацепила. Это был вопрос, на который мне самой очень хотелось получить ответ: в чем же различия? На что нужно обращать внимание, чтоб не попадать, общаясь с поляками в неформальной обстановке, в щекотливые ситуации? А таких ситуаций в коллективном опыте моей группы, регулярно ездившей по программам обмена в Польшу, накопилось к середине четвертого курса предостаточно. Отсутствие книжек было, конечно, ударом, но остановить меня не могло.

Виктория Владимировна выслушала мои жалобы и сказала удивительную вещь. Танечка, мол, так в чем же дело? Если книга, которую вы хотите прочитать, не существует, нужно написать ее самому! Подумаешь, бином Ньютона.

Это было сильно. Действительно: подумаешь!.. Мне показали какой-то совершенно новый подход к решению проблемы. Нет готового решения? Создай его сам. Глядишь, и другим пригодится.

czytajac_ksiazke_t_wojtas

Очень кстати подвернулась информация о наборе на годичную стажировку в Польше. Правда, брать туда должны были только людей с дипломами, т.е. в основном аспирантов, но для меня и нескольких моих одногруппниц почему-то было сделано исключение. Так я попала после четвертого курса на год в Институт этнологии и культурной антропологии Варшавского Университета.

Откуда же вдруг выплыла эта этнология? Я вроде как на филологическом факультете училась… Конечно, но, как я написала выше, с началом  изучения второй специализации мои интересы несколько видоизменились. «Культурная антропология» звучала удивительной музыкой для моего настроенного в сторону межкультурной коммуникации нежного уха.

Таким образом, я оказалась в совершенно иной академической среде, и это, как позже выяснилось, было для меня чрезвычайно полезно. Я провела год за приятными интеллектуальными развлечениями: слушала лекции о странах Африки, Азии и Океании, изучала суахили (подруга обзывала меня Электроником) и методично поглощала все, что могла мне предложить университетская библиотека. Параллельно наблюдала за знакомыми и незнакомыми поляками, анализировала поведенческие паттерны, анкетировала, расспрашивала и просто набухала недостававшей мне ранее информацией. В общем, как мне объяснили в Институте этнологии, я «была в поле», проводила «полевые исследования», как Малиновский на островах Тробриан.

В результате впихнуть все это в один диплом оказалось не так-то просто. Рецензент побледнел, когда я вручила ему фолиант на сто с лишним страниц, не считая библиографии. А мне все было мало. В мою кровь уже попал наркотик исследовательской работы. Корпя над дипломом, сводя воедино разрозненные фрагменты информации, я получила огромное удовольствие. А вот чувство насыщения не пришло. Отвечая на давно поставленные вопросы, я задавала новые, которые также нетерпеливо ждали своих ответов. Так я стала аспиранткой родного уже Института Этнологии.

[Небольшое отступление для тех, кто также имеет опыт исследовательской деятельности в области гуманитарных наук. В каком-то смысле я попала как кур во щи. Воспитанница структуралистской школы, вооруженная методологическим арсеналом сравнительной лингвистики и когнитивистики, хорошо знакомая с логикой количественных исследований, приходит в среду приверженцев постмодернистских качественных методов… Это было нечто. Года полтора у меня ушло на то, чтобы просто понять, потом еще с год я безуспешно пыталась сделать выбор, ну а все оставшееся время придумывала, как объединить страуса и комод. Что самое интересное, в итоге у меня это более или менее получилось, и к диссертации никто не придрался. Если кто-то столкнулся с подобными проблемами после переезда в заграничный университет, отзовитесь в комментариях — интересно будет обсудить!]

buw_front_t_wojtas

В новом амплуа у меня началась очень, очень, очень интересная жизнь! Межкультурная коммуникация вокруг меня бурлила и зашкаливала: я жила в международном общежитии, сама была на позициях иностранки и все время что-то на эту тему читала. Вот в это время, наверное, и зародились в моем подсознании зачатки будущего блога, роль которого тогда исполняли «письма на родину». В процессе оказалось, что я выхожу замуж, и не просто так, а —  батюшки! — за поляка. Как раз в это время мой научный руководитель подкрутил гаечку и велел определиться наконец с конкретной исследуемой группой. Мне, конечно, было интересно все и про всех, однако он был прав. К тому же, мне очень нужна была проверенная информация о том, как там будет дальше, что меня ждет под одной крышей с поляком?.. Разумеется, я искала книги, и, разумеется, я ничего не нашла. Как тут было не вспомнить мудрый совет моей московской научной руководительницы! И я, была не была, подала заявку на министерский грант по теме «Межкультурные проблемы в польско-русских семьях и неформальных отношениях».

Я провела в размышлениях о природе русско-польских взаимонепониманий и проявлениях оных в общей кухне, спальне и гостиной без малого пять лет. Без малейшей тени сомнения могу заявить, что сейчас я знаю об этом почти все. Я разговаривала под диктофон с парами (русско-польскими и в других сочетаниях, для сравнения) в самых разнообразных конфигурациях: в браке, до брака, вместо брака, в разводе, в-браке-но-в-разных-странах, не-вместе-но-под-одной-крышей… Собрала материал о том, как развивалась русско-польская любовь на протяжении истории (приветствую вас, Марина Мнишек и Лжедмитрий, Великий Князь Константин Павлович и Иоанна Грудзинская, Мицкевич и Авдотья Бакунина…) и в альтернативной реальности кинематографа и беллетристики. Вгрызлась в светское и церковное законодательство. Изучила крики души на многочисленных форумах. Ну и практиковала сама, конечно же.

Чем больше я узнавала, тем больше было мое недоумение: как же так? Люди бросаются в любовь с человеком, ничего не зная о его стране, культуре, о его ассоциациях и реакциях, разговаривая с ним на третьем языке. Это нормально… для начала взаимно приятного знакомства. Но потом-то?.. Строить отношения — и не интересоваться национально-культурным фоном избранников? Не учить их языки? Отмахиваться от их религиозной принадлежности? Позволять им игнорировать наш язык, нашу культуру, нашу национальную специфику? Так пускать все на самотек?!

Некоторым моим респондентам мне хотелось просто кричать в уши: раскройте глаза!!! Один из вас страдает, как рыба, вынутая из реки, дайте же ему хоть немного воды! Пустите в ваш дом его язык, культуру, его атмосферу! Ну выучите вы этот несчастный русский/польский, ну попытайтесь хотя бы прочитать непереведенные любимые книги своего супруга! Увидьте же, как для него это важно!

Другим подмывало сказать: ну обменяйтесь же вашими школьными учебниками по истории, посмотрите, что ваш любимый человек знает с детства, примерьте это на себя! Перестаньте же наконец ссориться из-за ерунды!

Третьих хотелось взять за руку и привести в костел/церковь: посмотрите, тут тоже живет Бог!

Многое мне хотелось, но, конечно, я не позволяла себе выходить за рамки научного интервью. Однако я увидела потребность, серьезную потребность в, так сказать, «межкультурном ликбезе». Нет, конечно, кто ищет, тот всегда найдет. Есть и книги, и сайты, и блоги, и форумы… Но во всем этом надо еще и суметь сориентироваться, а для начала нужно вообще заинтересоваться вопросом. К тому же, как правило, русские и польские сайты и форумы, на которых можно почерпнуть полезную для жизни в смешанном браке информацию, посвящены культурным контрастам с какой-то конкретной страной. Но ведь есть же еще общие принципы, которые тоже очень важно понимать… Таким образом, я дозрела до идеи популяризации науки, но еще не дозрела до блога. На том этапе я двигала в массы науку, публикуясь в научных сборниках и журналах, выступая на конференциях и ведя дискуссии в кулуарах. Диссертацию мою даже наградили.

propocja_doktorska_t_wojtas

От общей популяризации было уже рукой подать до адресного «ликбеза». Так родилась мысль консультировать международные пары и семьи, а также вообще всех желающих, столкнувшихся с необходимостью думать в категориях межкультурного контакта. Чтобы быть подкованной со всех необходимых в этом нелегком деле сторон, я пошла учиться дальше. Высшая Школа Социальной Психологии — курс о психологическом консультировании. Институт психологии здоровья — «студиум» о психологической помощи супружеским парам. Передо мной начала открываться иная (уже третья) парадигма мышления. Понятийный аппарат психологии позволил мне взглянуть на проблемы межкультурной коммуникации с новой перспективы, открыл новые возможности помощи людям, запутавшимся в своих культурах, религиях и взаимоотношениях.

А между тем жизнь моя шла вперед не только по научной и профессиональной стезе. Я стала мамой и снова оказалась в ситуации человека, который хочет узнать. На этот раз мне нужны были сведения о том, как воспитать моих детей одновременно русскими и поляками, чтоб им было с этим комфортно, и как избежать смешения двух языков в одной маленькой головке. Ситуация теперь была иная: я в общем и целом владела темой и знала, где искать, но мне нужны были нюансы. И, как водится, оказалось, что проще самой провести исследование, чем перерывать горы текстов в поисках немногочисленных упоминаний о том, что меня интересует. Засучив рукава, я накидала основы очередного научного проекта, на этот раз о формировании национальной идентичности детей из польско-непольских семей, и провела пилотаж. Параллельно я обнаружила несколько качественных блогов о двуязычии. Авторы этих полноценных научно-популярных статей делали очень, на мой взгляд, важное дело — делились проверенной, упорядоченной и систематизированной информацией.

И вот в какой-то момент дозрела и я. Материал-то по-прежнему прибывает: защита диссертации — не повод прекратить собирать для нее данные… Я продолжаю брать интервью у смешанных пар, приглашая к беседе всех, кому это интересно, а не только русских и поляков. Из этих записей родятся новые книги, которые поставят новые вопросы, и так по спирали.

Заболев болезнью под названием «межкультурная коммуникация» лет пятнадцать назад, я так и не выздоровела до сих пор. В моем доме семь полок с книгами о странах, обычаях и языках и еще две, но очень длинные, с томами в строгих обложках. В них — разнообразные теории: как понимать, описывать, интерпретировать, различать и не сойти с ума от всего этого разноцветного великолепия культур на нашей планете. На моих глазах постоянно происходят встречи на границе миров. Эти истории веселые и грустные, полные драматизма и со счастливым концом — они разные, но все, без сомнения, поучительные.

Я дошла до той точки, когда желание делиться информацией становится потребностью. Надеюсь, это хоть кому-то поможет стать счастливее!

Спасибо за внимание.

Искренне Ваша,

Татьяна Войтас

Наша с блогом история: 1 комментарий

  • Анастасия:

    Таня, прекрасная история, спасибо, что поделилась своим научно-популярным и семейным путем. Ты знаешь, я тоже пришла к тому, что самое главное — это популяризация науки. И блог — это маленькое личное СМИ — идеальная платформа для этого!

Обсуждение закрыто.